Валашский румынизм vs Молдова

Опубликовано 16 июля
Валашский румынизм vs Молдова

Удивительно, что во времена свободы ложь бывает еще в большей чести, чем даже в смутные тиранические времена. А ведь именно это мы наблюдаем в настоящее время, опутанные пропагандой за идею «Унири». Молдова, с ее гордой и славной историей борьбы за независимость и за православие, якобы должна почему-то отказаться от своей идентичности, от своего прошлого, и утонуть в море валашско-румынского бесславия, завязанного на постоянном предательстве валахами единокровных молдаван. И это не пустые слова, это извечное предательство подкреплено всей историей Молдовы. В подтверждение «крамольной» мысли, совершим очень беглый экскурс в историю – как появилась и за что боролась Молдова.

Первоначально на территории «большой» Молдовы (то есть нынешней и запрутской ее части) проживали славянские народы, русины. Этим объясняется, что большую часть самой замечательной своей истории в Молдове государственным и церковным языком был русинский. На нем писал и говорил, в том числе, Штефан Великий. На нем писались летописи Молдовы. И не случайно, основным союзником Молдовы так часто выступала Польша.

Но оторвалась Молдова от Венгрии, которая в средневековье была мощным государством. В 1359 году воевода Богдан переходит из венгерского Марамуреша на восточную сторону Карпат и свергает наместника венгерского короля Балка, организуя в отдаленной венгерской провинции, населенной русинами, «Молдавию».

Попытки Венгрии подчинить обратно мятежную провинцию были безуспешны. Венгры долгие годы с завидным упорством продолжали кидать жадные взоры на утерянные восточные земли, и последняя попытка экспансии была аж в 1467 году, когда Штефан Великий окружает, наконец, венгерских интервентов в городе Бая и агрессоры, вместе со своим раненным королем М. Корвином, отступают навсегда.

Но не только венгры жадно взирали на эти земли. Экспансионистские цели в этом направлении всегда питали валахи, и для реализации своих задач они никогда не гнушались на предательство своих единокровных братьев-молдаван и на союз с неверными мусульманами против православных единоверцев. Эта тема взаимоотношений молдаван и валахов-румын настолько стара, что еще с 13 века бытует песнь Миорицы, в которой есть такие слова:

Колыбель полей,

Синь-простор над ней,

Льются с гор отары,

Держат путь овчары,

По седой тропе,

По сырой траве.

Один молдаванин,

Один угорянин,

И один вранчанин.

И вот угорянин,

Да и тот вранчанин,

Ехали рядком,

Да сошлись ладком

Под началом ночи

Смертный час урочить

молдаванину…

Первое документированное нашествие угровлахов на Молдавию датировано 1429 годом. «Дан II, господин Угровлахии, при помощи турков, вступает в Молдавию, пытаясь захватить молдавский порт и крепость Килию, но безуспешно. На обратном пути угровлашская армия была разбита войсками господаря Молдавии, и лишь часть (угровлахов) сумела спастись. Третье нашествие угровлахов в Молдавию – осенью 1430 г. – также было плачевным для захватчиков». Из этого текста можно предположить, что после второго нашествия - на незначительное время - влахам удалось Килией овладеть.

О ненависти к молдаванам свидетельствуют письма Влада Дракул, «господина и воевод Влашкя Земли». В 1431-32 годах он требует от брашовян: «како где находи молдовене, да их хватати, да их удират и да им узима». В 1433 году он же пишет брашовянам: «Я уставил моего слугу Влада да хвата молдовене и да им узимат, что несет…».

Обратите внимание, «румыны» тогда тоже говорили скорее на болгарском.

Другое письмо Дракула: «На том вы добре знаете каковы сути мне приятели молдовене. Того ради я уставил моего слуге… и где обретаю молдовене да их хватают да узимают…».

1 апреля 1457 года Петр Арон, «воевода и господарь Земли Молдавской», просит поляков «учинити нам мир и покой от басараб (угровлахов, ныне румын), от угров…».

Однако временные преимущества валахов заканчиваются с приходом 12-14 апреля 1457 года на трон Молдавии Штефана III Великого.

Кстати, Великим его впервые назвал польский король Сигизмунд. А известный русский историк так описал приход Штефана III: «В сие время явилась новая знаменитая держава в соседстве с Литвою. Мы говорим о начале Молдавского княжества Штефана III или Великого».

В декабре 1469 года мунтянская (угровлашская) армия, поддерживаемая турецкими войсками из Добруджи, вновь по старой привычке вторглась в Молдавию, пытаясь оттяпать порт Килию. Но тут уж не на того нарвались. Оборону Молдавия удержала, и не далее как в 24 ноября 1473 года войско Штефана уже несколько дней власть отгуляло в Бухаресте. А 28 ноября к Бухаресту подоспела 19 тысячная совместная валахо-турецкая армия, чтобы потерпеть страшное поражение. 2300 плененных были посажены Штефаном на кол за все прежние валашские обиды Молдавии и за их измену христианскому миру с османами.

Изменник и враг Молдавии, угровлашский господарь Лайотэ Басараб не угомонился, и снова пришел в нашу страну со 120-тысячной ордой под командованием Хадымба Сулейман паши. 40 тысяч воинов Штефана покрыли себя неувядаемой славой перед всей напуганной османами Европой, разгромив турецких интервентов. Резонанс был велик, ведь османы были тогда практически непобедимы, их уже боялись все европейские правители.

Не на шутку встревожился в этот раз и сам Штефан. Пришлось даже обратиться 25 января 1475 года с циркулярным письмом ко всем христианским королям и народам:«Неверный царь турский намеревается поработить и уничтожить все христианство… Император турский намеревается нападать на нас в мае со всей своей мощью против нас, поработить нашу страну, которая является вратами христианства… Поэтому просим ваших величеств послать к нам ваших капитанов на помощь против врагов христианства пока есть еще время…».

20 июня тревожного 1475 года Штефан извещает своих представителей в Венгрии«…о врагах христианства, которые идут против нас и против нашей земли…, и по суше идет против нас сам султан… со всем своим войском и со всей силойстраны Валахии, потому что валахи для нас как и турки (quia valachi sunt nobis veluti turci). И поверьте, что это именно так, а не иначе. Вы немедленно… сообщите представителям короля Матея (Корвина), которые идут к нам и немедленно пошлите курьера курьера с нашим письмом… И курьер этот должен спешить к королю, чтобы… не оставил на погибель нас и нашу землю по воле неверных».

В период с 1475 по 1504 годы по поручению и под наблюдением Штефана в молдавской канцелярии при дворе пишутся первые Истории Молдавии – Молдавско-славянские летописи (в славянском исполнении, но молдавские по содержанию и духу). Пишутся также летописи для внешнего предназначения: Молдавско-немецкая летопись, Молдавско-польская летопись и Молдавско-русская летопись, которые распространялись с целью предоставления миру информации о Молдавском государстве.

Общеизвестно, что «славянская историография феодального государства Валахия была безглавой: ни одна внутренняя хроника не сохранила историю этой страны периода 14-16 веков», констатирует исследователь П. Панаитеску. Поэтому все усердие румынских историков направлено на то, чтобы перелицевать, присвоить себе всю историю Молдавии, Страны Молдавской, написанную в молдавских скрипториях при молдавских монастырях и даже во дворце господаря Молдовы.

Попытки переименовать первые письменные истории Молдавии в «румынские хроники» преследуют неблаговидную цель: восполнить историческую пустоту Валахии до 17 века. Румыны украли у молдаван не только их страну, их менталитет и культуру, но и продолжают воровать и - !!! – уничтожать молдавскую славную историю, чтобы скрыть собственное бесславие и черные дела.

Очередным черным делом стало новое вторжение в Молдавию валашского воеводы Лайотэ Басараба в сопровождении 162-тысячной армии под командованием султана Магомеда II. Молдавския земля разоряется вплоть до Нямецкого цинута. На местности Белый Поток (Рэзбоень) 26 июля 1476 года состоялась неравная кровопролитная битва, в которой молдавские воины были побеждены и отступили. Однако, Штефан проиграл только одну битву, сумев сохранить независимость и целостность страны. Совместные турецкие и валашские силы не смогли одолеть столицу Сучаву, выстояли также Хотин и Нямецкая крепость. Магомед II не смог поколебать престол Молдавии.

Карательная экспедиция Штефана в Угровлахию не заставила себя долго ждать. Уже 8 ноября того же 1476 года завоевана вторая столица предательского государства – Тырговиште. Заклятый враг Молдавии Лайотэ Басараб смещен с престола и бежал за Дунай. А 16 ноября следующего года Штефан в очередной раз берет и Бухарест. На трон подвластной ему ныне страны он возводит Басараба Молодого (Цепелуша).

Правда последний тут же, после ухода молдавских войск, переходит на сторону неверных турок, и Штефану приходится 1 июня 1480 года побить армию предателя. Тому с трудом удается сохранить свой трон, но лишь для того, чтобы вторгнуться в Молдавию вместе с Али бега и ограбить ее до Великого Луга. На обратном пути Штефан все-таки настигает грабителей и 8 июля 1481 года в битве у Рымника разбивает их.

Наказание неизбежно. В сентябре того же года молдавская армия победоносно вступает в Угровлахию, смещает продавшегося туркам господаря и возводит на трон Угровлахии Влада Кэлугэра.

Уже кажется почти не удивительным, что и этот влах (всего через три года!) тоже предает дело христианства и единокровного Штефана: «лукавое сотвори пред Господом, понеже дававше помощь туркам, когда взявше градове и когда пожеговша земля и иде вслед иных господарех мунтянских…».

10 лет – с 1473 по 1483 годы - Штефан был настоящим хозяином Угровлахии/Мунтении, но ни разу не возжелал стать (хотя мог!) господарем этой страны. Оправдание сюзеренитета Молдавии над Угровлахией/Мунтенией подчеркивается во внешнем документе от 26.06.1475 года, где сообщается, что султан нападет на Молдавию с помощью угровлахов. Это право основано на борьбе против альянса мунтянских бояр с османскими захватчиками, на неприятии их преступного сговора, который исключил Угровлахию из рядов христианских стран и расположил эту страну на позициях предательства и отступничества.

В июне-августе 1484 года мощная турецкая армия с присоединившимися к ней, как всегда, войсками Угровлахии, вторгаются снова в пределя Молдавии. После 8 дней осады захвачена Килия, 5 августа пала крепость Четатя-Алба (Белгород-Днестровский). Это были крупные крепости-порты, торговые центры. Молдавия была лишена выхода к морю, на 322 года молдавские земли южнее линии Бендеры-Леова были захвачены турками и отданы ими татарам. Таким образом, первая аннексия территории Молдавии была осуществлена влахами и турками.

Удивительно, что даже после полного порабощения Молдавии Османской империей, валахи не оставляли своих агрессивных намерений. И дошло до того, что в мае 1600 года уже турки помогают молдаванам в борьбе против этих предателей. Валахи и арделяне (трансильванцы) двумя колоннами под предводительством Михая Водэ (Витязу) нападают на Молдавию, ограбив и опустошив монастыри (!) и по просьбе господаря Еремия Мовилэ, турки оказывают поддержку и присылают в помощь 40 тысяч золотых монет.

Теперь перейдем к печально известной «Унире» Молдавского и Валашского княжеств. Когда перед лицом Валахии Молдавия оказалась ослабленной ее разделом (Бесарабия уже была в составе Российской империи, а западная Молдавия еще оставалась под османским управлением), хитрые валахи подготовили исполнение своей мечты о подчинении земель славного Штефана Великого. 19 августа 1858 года Пражская конференция определила создание «Объединенных княжеств Молдавии и Валахии». Именно это название является историческим и научно корректным для новообразованной страны вплоть до 1877 года.

Провозглашение объединения Молдавского княжества и Валахии

Для того, чтобы «замазать глаза» молдаванам, валахи своим господарем на этапе объединения избрали господаря Молдавии А. И. Кузу. И конечно, обманули! Как только дело было обтяпано, молдавского господаря валахи свергли и пригласили немецкого короля, чуждого по языку и вере, и приступили к наглой маргинализации и принижению Молдавии. Это спровоцировало мирные протестные выступления молдаван, которые были кроваво подавлены валашским вооруженным полком. Большая толпа собралась у митрополии, и воодушевленная пламенной речью Теодора Лэцеску о правах Молдавии, направилась торжественно и достойно, под звон колоколов, к Административному дворцу. Но на площади путь демонстрантам преградили валашские солдаты и даже ранили штыком митрополита!

Тут уж возмущенная толпа стала забрасывать солдат камнями, а те устроили им кровавый разгон. Это кровавое событие так прокомментировал Н. Йорга: «Пролилось много крови, потому что свергли водэ Кузу, который был для пожертвованной Молдовы гордостью и утешением. И после всего случившегося – что мог оставить в душах такой трагический акт по отношению к Бухаресту, ко всему румынскому южно-карпатскому миру?».

Кстати, о термине «румын». Сейчас в Молдове некоторые (забыв свои исторически корни) с гордостью называют себя румыном. А между тем, это слово долгое время было просто постыдным, оно означало в Валахии «крепостного». И когда какой-нибудь простолюдин в Валахии говорил «я румын», это означало, что он крепостной крестьянин. И как из этого ошибочного самоназвания могла зародиться нация? Как теперь это слово может произноситься с гордостью?

Еще всего лишь в 1872 году В. Александрии писал: «Слово «румынизм» имело оскорбительное значение для продвинутой прослойки, потому что опускало ее до класса сельских жителей. «Румын – это крестьянин, я боер молдован!» - заявляли с гордостью… Солнце Румынии было тусклым, без национальной теплоты!» (См. М. Садовяну, Мэртурисирь, 1960).

В принципе, гораздо легче и убедительней можно проследить и эволюцию форм ром-ромалы-романь-ромынь, чем обосновать превращение бессарабов, угровлахов, влахов в «румыны».

В этой статье мы намеренно не касаемся тех подлостей, которые произвели румыны в отношении Молдавской Республики, протащив на штыках своей оккупационной армии «добровольную» Унирю 1918 года. Тогда все было чрезвычайно вопиюще. И Сфатул Цэрий, который народ НЕ избирал, который сам себя назначил, а потому он не имел полномочий вообще ничего принимать – особенно в части упразднения суверенитета. И расстрел и замена ее особенно активных членов, пытавшихся сопротивляться румынскому давлению. И очередное, совсем не неожиданное предательство со стороны румын своего бывшего союзника, ведь тогда Румыния и Россия воевали по одну сторону фронта против немцев и австрийцев, что не помешало оккупировать и даже пытаться аннексировать (!) территорию «союзника».

Вся история валахов-румын полна предательств. Включая и вторую мировую войну, между прочим.

Почему же теперь кто-то думает, что характер политиков этой страны изменился? Почему кто-то нынче не верит, что вхождение, не дай Бог, Молдовы в состав Румынии обернется для нашего населения какими-нибудь очередными предательствами? Что это будет окончательной гибелью молдавской идентичности, и усилиями румынских пропагандистов и «историков», через 20 лет все вообще забудут, что были когда-то на свете такие слова: «Молдавия», «Молдова», «молдаван».

Это нужно Румынии, это ее вековая мечта. А нам-то это зачем нужно? Почему мы должны стать топливом и материалом для исполнения чужой воли, чужой мечты?

Молдова – счастливое, миролюбивое и самодостаточное в культурном плане государство и общество. Нам Бог выдал счастливый билет – получить мирно и бескровно, из рук рассыпавшейся советской страны СВОЕ собственное государство. Почему бы его не сберечь? Почему тут никто не дает по рукам его ликвидаторам – и, прежде всего, само государство. Где инстинкт самосохранения этого государства, которое само себя не желает защищать от ликвидаторов?

Дмитрий Попозогло, на основе обзора книги Василия Стати «Молдова – подлинная история».